Последние события:

Война глазами ребенка


Активистка «Точки Памяти» информационно-поискового центра «Витязь» г. Погара, девятиклассница Полина Сосик не один год занимается исследовательской деятельностью, посвященной событиям Великой Отечественной войны.


В январе 2017 года Полина под руководством своего наставника учителя истории Посудичской ООШ Татьяны Дубинской взяла интервью у Субботенко Владимира Сергеевича, который, будучи ребенком, стал свидетелем того страшного для истории нашей страны времени.

Возрождение, Витязь

«Вспоминая и рассказывая о своём детстве, Владимир Сергеевич очень нервничал, часто вставал и ходил из угла в угол, закуривая очередную сигарету. Слушая его, я не могла сдержать слёз, казалось, он разговаривает не со мной, а с теми, с кем он был в те далёкие военные годы»,- поделилась впечатлениями о встрече Полина.


Владимир Сергеевич, на долю которого выпали страшные испытания, стал достойным гражданином своей страны. Когда он вырос, он стал отважным мореходом, пересёкшим дважды экватор на РТМ «Нодир» 27 октября 1966 года и на РТМ «Персей» летом 1967 года.


Обидел Бог Владимира Сергеевича, забрав у него рано отца, а вот руками наделил – золотыми. Всю свою жизнь он помогал и помогает, по сей день людям. Он искусный плотник.

Вот, как он сам вспоминает события тех далеких лет:


– Владимир Сергеевич, расскажите, что Вы запомнили о своём детстве и о своей семье в то страшное для всех людей время?

– Родился я 24 июня 1937 года в посёлке Воронок Стародубского района. Отец – Субботенко Сергей Исаакович, мать – Фурсеева Надежда Сергеевна. В семье было трое детей: я – самый старший, затем Анатолий, 1939 года рождения, а вот брат Григорий, 1940 года рождения, был совсем маленький, мать носила его на руках.

Жили в Воронке на улице Песчанки. Отец работал в колхозе трактористом, мать была домохозяйкой. По зимам отец подрабатывал сапожником (шил и латал сапоги). За починку сапог односельчане несли масло подсолнечное, сало, яйца…. Да что говорить, всему были рады.


Работали тогда все за трудодни. Привозили домой снопы зерна и молотили цепами во дворе. Держали своё хозяйство – была корова, куры, свиньи… Сажали огород, выращивали овощи себе на жизнь. Дом был на два входа. С одной стороны жила наша семья, а с другой – мой старенький дедушка.


– Сколько Вам было лет на начало войны?


– 4 года.


– А что Вы помните о начале войны?

– Как началась война, сразу всех мужчин не забрали защищать Родину. Так как отец был трактористом, то ему сказали перегнать трактор на восток, в сторону Трубчевска. Возле Трубчевска их догнали немецкие войска и остановили. Забрали всю технику, а мужчин отправили домой.


В первые дни войны немцы заняли Воронок…

Это был осенний тёплый день. Возле нашего дома остановилась немецкая походная кухня и был обед. Запомнился суп–лапша.


Солдаты подходили к кухне со своими котелками, им наливали лапшу и они отходили в сторону, смотрели, где «поудобней» разместиться. Ложки у них были универсальные – с одной стороны – ложка, а с другой – вилка (для удобства). Она складывалась, как перочинный ножик.


Немцы ходили по домам, собирали яички из-под кур. Одно-два брали каждый день с каждого подворья. К нам прибежал как-то немец и стал требовать яички, отец говорит: «Ваши уже были, забрали. У нас больше нет!». Но фриц не поверил и полез в сарай и позвал туда отца. Облазили весь сарай, и на вышках побыли…, яиц не было. И он ушёл.

А на другой стороне улицы, возле дома сидели соседские мужчины и рассуждали между собой: «Было бы у нас оружие, мы бы им устроили пляску!». Мне очень хорошо


запомнились эти слова.

А вот ещё один момент…


Когда немецкий повар накормил своих солдат, то в баке оставался суп-лапша (они её очень любили). Он выбрал остатки пищи в ведро, посмотрел. Хотел вылить на улицу, но было как-то неудобно. Увидел мою мать, позвал её «Матка!», подал ей ведро и сказал: «Киндер, киндер! Гут!!!». Что, мол, накормишь своих детей. Мать взяла ведро, вылила лапшу дома в чугун, и отдала пустое ведро немцу.


- Владимир Сергеевич, а как немцы относились к мирному населению?

– Поначалу немцы не зверствовали, вели себя терпимо.

Я видел, как гнали наших военнопленных. Шли колоннами, а жители выбегали из своих домов и на ходу протягивали пленным еду, кто картошку в «мундире», кто краюху хлеба…(кто что мог).

Конвой пробовал отгонять сельчан, но не били, люди успевали сунуть что-нибудь в руки нашим солдатам.