Последние события:

ДИНАСТИЯ ШЕПКО

Евгений Шепко, командир отряда "Витязь" поискового объединения "Возрождение" - представитель одной из старейших династий железнодорожников. Вместе с дочерью - Юлией Шепко, студенткой Брянского госуниверситета им. академика И.Г. Петровского, они по крупицам собрали историю своей семьи.


Совсем недавно исполнилось 175 лет железным дорогам России, по меркам Вселенной срок не большой, но достаточный, чтобы пройти путь от паровоза до современного магистрального локомотива. Судьбы многих замечательных людей все эти годы связаны со стальными магистралям. Что железнодорожники необыкновенные, интересные люди, я могу судить на примере моего отца – Шепко Евгения Валерьевича, машиниста электровоза.


Несмотря на то, что работа машиниста отнимает очень много времени, он еще успевает активно участвовать в профсоюзной и общественной жизни своего предприятия. Лучший общественный инспектор ОАО «РЖД», организатор и руководитель поискового отряда «Витязь», созданного профсоюзным комитетом локомотивного депо Брянск – 2. И таковы все члены большой династии Шепко, стаж работы которых на Московской железной дороге составил более двухсот лет.


Железнодорожная династия Шепко берет свое начало с моего прапрадеда Шепко Николая Семеновича. В далеком 1905 году он начал работать на станции Брянск-Льговский начальником конторы паровозного депо. Теперь, спустя годы, жалеем, что мало расспрашивали о том времени его сына, моего прадеда - Шепко Владимира Николаевича. По рассказам, Николай был волевой человек, требовательный не только к другим, но и к себе. Был женат на дочке помещика, что после Октябрьской революции и было поставлено ему в вину. В Коммунистическую партию его так и не приняли, несмотря на то, что он активно участвовал в революционных событиях.


Когда в 30-х годах прошлого века от станции Брянск к городу Киров стали строить железнодорожный путь, Николай Семенович с такими же, как и он “старыми” работниками, был направлен на станцию Фаянсовая для строительства железнодорожной Шепко Владимир Николаевич(1944год) станции и паровозного депо. В то время приказы обсуждению не подлежали, поэтому Николай был вынужден переехать туда один, оставив жену с 14 летним сыном в Брянске.


Семья жила в поселке имени Игната Фокина (теперь Фокинский район города Брянска) в одном из железнодорожных домиков на улице 2-я аллея, где сейчас расположено отделение дороги. Юный Владимир, его сын, рано понял, что остался в семье единственным мужчиной и вся забота о матери теперь лежит на нем.


С детства Владимира окружали рабочие, мастеровые люди, да и у его отца были руки “золотые“, поэтому его всегда тянуло к людям, у которых работа “ кипела “ в их ловких руках. Рано он понял и то, что без науки не стать мастером своего дела, и подал заявление в ремесленное училище, что располагалось на Покровской горе в центре города. Путь до него был не близкий. А тогда по мостовым еще цокали подковами лошади, которых погоняли извозчики. Денег на извозчиков взять было негде - найти бы на хлеб. Поэтому ему пришлось проложить свою дорогу к училищу «напрямки» – через пойму реки Снежки. Речку, что лежала на пути, преодолевал в брод. И так каждый день, весь учебный год. Гранит науки приходилось грызть упорно. Преподаватели попались - дай Бог каждому! Всем тонкостям слесарного ремесла научили! Через год учебы, в 1932-ом году, поступил работать на завод имени С.М. Кирова, сейчас Брянский Машиностроительный завод. Ремонтировал паровозы, которые в то время выпускал завод. В 1935 году перешел на работу в вагонное депо станции Брянск – Льговский слесарем – инструментальщиком.


Казалось бы, жить да радоваться. Но грянула Великая Отечественная война. Многие сразу ушли на фронт. Работа в депо шла днем и ночью - надо было заменить тех, кого призвали. Все для фронта, все для победы! Враг приближался к городу, уже была слышна артиллерийская канонада. На всю жизнь Владимир Николаевич запомнил первый налет на город вражеской авиации в конце июля 1941-го года. В тот день ему пришлось трудиться во вторую смену. От падающих бомб почернело небо. Они рвались со страшным грохотом и казалось, что от них нет спасения. Железнодорожный узел был под завязку забит воинскими и людскими эшелонами. Люди в ужасе бежали к лесу, чтобы укрыться и спастись. Машинисты паровозов под бомбами выводили составы с боеприпасами на перегон, чтобы избежать больших разрушений и жертв. После налета от железнодорожного узла мало что осталось. Кругом рухнувшие здания, воронки, дым пожарищ. С этого дня немецкие самолеты стали налетать на город непрерывно. Особенно жестокой бомбардировке подвергался узел Брянск-2. Руководством было принято решение эвакуировать вагонное депо под Сталинград. Уезжать из дома в пору лихолетья трудно, да и мать с собой нельзя было забрать. Но делать нечего – приказ. Спешно приходилось грузить станки и прочее оборудование. Единственный механизм погрузки - «на раз - два взяли». Что не успели отправить, взрывали или закапывали, чтобы не досталось гитлеровцам.


За долгие дни переезда Владимира не раз посещали тревожные мысли о матери. Состав не дошел до Сталинграда - остановился на станции Сарепта. Начались суровые будни. Ремонтировать приходилось уже не вагоны, а танки. Владимиру Николаевичу Шепко как хорошему слесарю доверили поворотные круги для башен танков. Владимир работал так, что к нему приставляли учеников, причем ученики были намного старше своего учителя. Условия, в которых приходилось жить и работать - хуже не придумаешь. Станки стояли в чистом поле на деревянных шпалах, уложенных крест на крест, а жили в вагонах в которых и приехали. Со всех щелей холодом тянет. Утром проснешься, снег отряхнешь и на смену. О самоотверженном труде Брянских железнодорожников писала газета «Сталинградская правда», статья так и называлась - «Работайте так, как Брянцы!». А фронт уже подступил к Волге. Снова налеты немецких самолетов и бомбежки. В один из таких налетов бомба из немецкого самолета попала в станок Владимира Шепко, от которого осталась только воронка. Много всего пришлось пережить, находясь под Сталинградом, и холод и голод и смерть. Но выстояли и опять работали не покладая рук. Сколько было радости, когда узнали об освобождении Брянска! Снова домой. Но здесь Владимира ждал удар – мать умерла, дом сожгли немцы. Могилу матери он так и не нашел. От родного района остались одни печные трубы. Но надо было жить.


Потихоньку восстановили депо, пригодились закопанные станки и инструменты. А чего не хватало – искали на пожарищах.

Зимой 1944-го года Владимира призвали в действующую армию на 3-й Белорусский фронт. 157-ю, ордена Кутузова, Неманскую дивизию, в которой служил автоматчик Шепко, бросили на штурм Кенигсберга. О том, как он сражался, свидетельствуют медали «За отвагу», «За взятие Кенигсберга».


До Берлина было рукой подать, но поступил новый приказ - грузиться в вагоны и на Восток! О победе узнали в дороге, проезжая Сибирь. Но для Владимира и его товарищей началась новая война – с Японией. И закончилась она для него лишь после освобождения Манчжурии.В Брянск вернутся только в 1946-ом году и снова в депо. Жил в землянке. Лишь в 1950 году с женой Валентиной смог перебраться в настоящий дом, сделанный своими руками, который стоит и по сей день, такой же крепкий, как и раньше.


Родился сын Валерий – мой дедушка, дочь Людмила. Они тоже пошли по стопам деда и отца: Валерий стал машинистом в локомотивном депо Брянск – 2. В поездки тогда ездили всего лишь через 12 часов отдыха.


Пока до дома доберешься на личную жизнь часов восемь оставалось, хочешь, отсыпайся до нового рейса, а хочешь, семьей занимайся. Жили дружно и все успевали делать и в гости ходить, и праздники отмечать всей семьей.


Валерий своего сына Евгения, моего папу, уже с шести лет с собой в поездки стал брать, приучал к работе. В то время это было в порядке вещей и руководством депо поощрялось. Так что «Инструкцию по сигнализации» Евгений Шепко к десяти годам знал «на зубок». После окончания школы он пошел учиться в Железнодорожный техникум. После службы в Армии пошел работать помощником машиниста. И свою будущую жену Ольгу, мою маму, фельдшера здравпункта, Евгений встретил тоже в депо.


Дочь Владимира Николаевича, Людмила Владимировна, после окончания техникума работала энергетиком на тяговой подстанции, работе отдала 35 лет своей жизни.


Валерий Владимирович и Людмила Владимировна сейчас на заслуженном отдыхе.


Мой прадедушка, Владимир Николаевич, немного не дожил до своего 94 - летия. 54 года своей жизни он отдал железнодорожному транспорту. Уже будучи на пенсии, в 71 год, его приглашали работать токарем в родное вагонное депо. Так его ценили! Стахановец, рационализатор, на счету которого более 100 поданных и внедренных рацпредложений. Его портрет годами украшал Доску Почета, а звание «Ударника коммунистического труда» получил одним из первых.


В депо все знают: если что поручается Шепкам, можно быть уверенным - любое задание будет выполнено. Такое отношение к делу и работе в железнодорожной семье было и будет всегда.


Быстро проходит отпущенное нам время. Остаются только воспоминания, как напоминания о сделанных добрых делах. Ведь только над тем, что сделано для счастья, не властно время!

Юлия Шепко

Важно: