Последние события:

Возвращённые имена

«Один раз занявшись поиском погибших бойцов, начинаешь отвечать за их судьбу», – так говорит машинист локомотивного депо Брянск-2. Вместе со своими коллегами два года назад Евгений Шепко создал поисково-спасательный отряд «Витязь».


Костяк активистов «Витязя» – 12 человек. Но на поиски павших воинов может поехать любой работник депо. «Мы все много лет занимались военной археологией, а в 2010 году решили объединиться. Война оставила от нашего родного Брянска одни трубы, коснулась всех жителей», – объясняет Евгений.


В 2011 году отряду повезло – из шести обнаруженных останков двоих бойцов они смогли опознать. По словам поисковика, это была экспедиция на границе Брянской и Калужской областей, в районе деревни Ясенка. Здесь почти три года стоял фронт, участки переходили из рук в руки. До марта 1943 года велись позиционные бои, погибло очень много людей. Все силосные ямы окрестных деревень были забиты трупами.


Одного красноармейца опознали по портсигару. В нём находилась справка о ранении и его письмо жене. Сергей Целовальников из Москвы погиб в 1942 году, жил в Шавринском переулке, дом 10. С родственниками бойца железнодорожники пока не смогли связаться.


Машинист начал поиски родственников. В сети «Одноклассники» он связался с жительницей села Инясево. Женщина рассказала, что в их селе живёт Александр Шачнев, он заместитель главы сельской администрации. «Пообещала с ним связаться и пропала, – вздыхает Евгений. – Тогда я нашёл телефон администрации в Интернете и позвонил. Ответил мужской голос. Я попросил к телефону Александра Шачнева. «Это я», – ответил мужчина. «А вы Никиту Ивановича Шачнева знаете?» – спрашиваю его. «Да, это мой дед», – говорит Шачнев. «Мы его нашли», – сказал ему я и услышал стук трубки. Александр Васильевич от волнения не смог её удержать».


От внука Никиты Шачнева поисковики узнали, что жива его дочь Анна Никитична. Её дом теперь в Мытищах. Когда погиб отец, ей было 13 лет. Всю жизнь она ждала этого момента. А историю его гибели рассказал односельчанин, вернувшийся с фронта.


В тот последний день жизни Никита Шачнев был в разведке с ещё семью бойцами и захотел покурить. Огонёк от сигареты увидел немецкий снайпер и попал прямо в сердце. Его похоронили в поле. «Удивительно, что мы смогли найти Шачнева. Он погиб в 1942 году, а на этом месте ещё год шли бои. Здесь было настоящее месиво из человеческих тел», – отмечает Евгений Шепко.


В нынешнем году «Витязь» с ещё семью брянскими отрядами принимал участие в поисках останков в Калужской области в районе деревни Алтухово, где воевала 148-я стрелковая дивизия. Нашли семь человек. Одного из погибших солдат обнаружил машинист из «Витязя». Все бойцы оказались без документов и медальонов.


«Медальоны выдавались всем воюющим, но в 1941–1942 годах не все их заполняли, боялись. Было поверье: заполнишь – убьют. А вот ближе к 1943 году заполнять заставляли. А бумажные документы за 70 лет истлели. Некоторые трупы полностью разложились. Когда человек голодает, его останки потом разлагаются полностью, это научный факт», – говорит Евгений.


После войны на полях оставалось много убитых. Строгого учёта погибших не велось, а места сражений запахивались и засаживались лесами. Поисковики ведут работу с ветеранами, но время многое стёрло в их памяти. «Один дедушка хотел нам показать захоронение двух бойцов 1943 года. Раньше на том месте были деревянные пирамидки, а потом пришли фермеры и распахали поле. Мы искали целый день, но ничего не нашли, а дедушка уже точно не помнит, где могилы. К сожалению, те, кто помнил, остались за порогом нашего века», – сетует машинист.


На поле сражений военные археологи находят не только останки погибших красноармейцев, но и немецких солдат. Их обнаруживают по личным жетонам и экипировке, а затем передают в общественное объединение, которое занимается Германией. Иногда поисковикам попадаются и предметы быта. «У меня есть бутылка спирта и две бутылки «Хеннесси». Коньяк превратился в сгусток плесени, а этанол вполне сохранился, ребята даже пробу снимали», – улыбается Евгений Шепко. Найденное оружие может быть опасным, поэтому его сразу сдают в полицию, а личные вещи бойцов – ложки, котелки, пуговицы – планируют выставлять в музее при депо. «Правда, так ещё ничего не передали. В Москве открылась выставка, и все экспонаты отдали в музей на Поклонной горе», – рассказывает машинист.


Отряду «Витязь» помогает начальник депо Игорь Ишутин: составляет удобные для его членов графики работы, отпускает на поисковые мероприятия. Палатками и спальниками обеспечивает деповской профком. Главная же проблема «витязей» – дорогостоящее оборудование.


«Нам бы металлоискатели, чтобы в болотистой местности могли работать», – говорит железнодорожник. По его словам, один раз занявшись поиском погибших бойцов, начинаешь отвечать за их судьбу.


Ведь их ждали домой, но они в один миг сделались безымянными. «Было ли им страшно перед тем последним боем? О чём они думали? Мы уже не узнаем никогда, но благодаря им 9 Мая случилась Победа. Думаю, что пока мы так и не выполнили долг перед павшими», – задумчиво заметил Евгений Шепко.

Казанцева, С. Возвращенные имена//Гудок.-2013.-№3.-29 марта.-С.6.

Важно: